* Всего материалов на сайте:3,179

Развитие общественных связей в России

24.05.12

Развитие общественных связей в РоссииПиар был всегда. С тех пор, как появилась общественность, возникла и необходимость эту общественность ‘окучивать’. Только люди еще не знали, что это — пиар. Коммуникации назывались: слухами, пророчествами, славой, авторитетом. Потом агитацией и пропагандой.

Ради славы люди проливали реки крови (Александр, Цезарь, Наполеон и прочие), совершали немыслимые в здравом рассудке поступки: прыгали публично в жерло вулкана, вели нищую и голодную жизнь, чтобы придать больше веры своим пророчествам, поджигали храмы и парламенты. Имя Герострата — поджигателя храма Артемиды, одного из семи чудес света, суд в Эфесе, в 4 веке до Рождества Христова, постановил забыть, чтобы и памяти об этом святотатце не осталось.

Однако ж… помним.

Значит, все верно рассчитал тщеславец. Сейчас бы это его действие назвали бы ‘специальным информационным проектом’. В просторечии — ‘грязной пиаровской технологией’.

Наконец, в 1807г. Томас Джеферсон — третий президент Северо-Американского Союза независимых Штатов, не придумал термина public relation, означающего, как сейчас говорят, управление коммуникациями и репутацией. Но для того чтобы коммуникации перестали быть односторонними, нужно было совместить демократию с рыночным капитализмом.

‘Without publicity is not prosperity’. Шутка, в которой есть доля шутки.

Томас Джеферсон, употребив выражение public relations в своем обращении к Конгрессу САСШ, рассматривал общественные связи как деятельность политических институтов по созданию доверия народа к этим институтам и государству в целом. И весь XIX век общественные связи были объектом приложения исключительно американской политики, раскрывшись махровым цветом во время войны Севера с Югом.

Безудержный рост американской печати весь позапрошлый век и политическая активность элит вызвали к жизни профессию пресс-агента, своеобразного пиармена, в обязанность которого входило наводить мосты между политиками и журналистами, но чаще — просто проталкивать нужные публикации. Главными субъектами пиар-деятельности были государственные учреждения (Сенат, Конгресс, Конгрессы штатов, администрации губернаторов и президента Союза), и то, что тогда делалось под названием public relations, полностью вписывалось в технологии и принципы того, что сейчас называется пропагандой и агитацией. Но… с самого отделения североамериканских колоний от Соединенного королевства Англии, Шотландии, Уэльса и Ирландии слово ‘пропаганда’ в Новом Свете считалось ругательным. Наверное, поэтому и пришлось Джеферсону изобретать, хоть и слегка и неуклюжее, но ‘благородное’ название все той же ‘низменной’ деятельности.

Впрочем, джеферсоновский термин был больше чем на столетие прочно забыт и вытеснен термином publicity. Даже отец-основатель пиара, как отрасли бизнес-услуг — Арви Ли, первоначально использовал слово publicity, прежде чем в 1913 глду стряхнул вековую пыль с термина Джеферсона. С тех пор весь мир, при всем языковом различии, использует для обозначения общественных связей этот англоязычный термин — public relations.

Реально пиар понадобился бизнесу только в начале ХХ века, в тех же США, в период предельной монополизации американской экономики, в самом жестком ее виде — трестировании. Акулы бизнеса, поглотив предприятия конкурентов, и сведя на нет конкуренцию, вызвали на себя гнев и неприятие такого положения вещей не только со стороны массового потребителя, но и со стороны политических элит и журналистов. Политики и репортеры настолько не прощали ‘олигархам’ ни одного промаха, что сам период десятых-двадцатых годов прошлого века американские историки называют ‘эпохой ‘жареных фактов’. Против трестов инициировали массу судебных процессов, журналистских и парламентских расследований. Американские писатели, журналисты и социологи предавали гласности коррумпированность правительственных чиновников, недобросовестную конкуренцию трестов, плохие условия жизни рабочих и высмеивали вызывающе роскошную жизнь миллионеров. Но самым страшным ударом по монополиям стало введение в 1908 году, под прессингом журналистов, подоходного налога и налога на сверхприбыль.

Тресты создавали оборонные стратегии, судились с газетами, обращались к пресс-агентам, которые для них выкупали целые полосы в газетах для продвижения оправданий ‘олигархов’. Обличительная журналистика впервые столкнулась с обороной обличаемых. Но, несмотря

Похожие новости: