* Всего материалов на сайте:3,425

Влияние СМИ на государственную политику

15.07.10

Введение

Вэтой главе рассматриваются последние работы экономистов, посвященные влиянию СМИ на государственную политику. Не ставя своей целью дать полный обзор литературы на соответствующую тематику, в первую очередь мы рассказываем о своем недавнем исследовании и рассматриваем вопрос о том, как влияют на политику следующие факторы:

  • различия в доступе отдельных групп населения к СМИ;
  • активное освещение средствами массовой информации политического материала;
  • публикации, посвященные отдельным личностям.

Сначала мы рассмотрим механизмы влияния средств массовой информации на политику. Содержание СМИ влияет на политический курс, поскольку от него зависит значение, которое люди придают различным проблемам при голосовании. Если средства массовой информации уделяют пристальное внимание безработице, — публикуют материалы о ее уровне, о том, как он вырос, о крупных сокращениях в тех или иных компаниях и о том, как безработица влияет на повседневную жизнь населения, — люди будут придавать большее значение безработице при голосовании. Предвидя это, политики, вероятно, будут направлять больше ресурсов на решение этой проблемы. Данная политическая модель, которая называется «установление повестки дня», разработана Маккомбсом и Шоу (McCombs и Shaw, 1972). Хотя эта модель связывает политику с содержанием СМИ, она умалчивает о последствиях доступности средств массовой информации.

В других моделях доступ к средствам массовой информации учитывается, если поставляемая ими информация влияет на коллективное поведение — например, решения при голосовании, — мощный стимул для политиков принимать во внимание интересы информированных. Поэтому граждане, имеющие доступ к СМИ, могут выигрывать от правительственных программ в разной степени. Содержание СМИ значимо по той же самой причине. Если средства массовой информации не освещают определенные проблемы, избиратели, озабоченные данными проблемами, не могут получить информацию, необходимую, чтобы принять соответствующие меры. И наконец, доступность СМИ и их содержание имеют значение лишь в том случае, если граждане проявляют интерес к данной информации.

Информация в СМИ может влиять как на текущий политический процесс, так и на обещания во время предвыборной кампании. Так, в ходе выборов 2001 г. в Таиланде партия Тай Рак Тай обещала обеспечить всеобщее дешевое здравоохранение с помощью программы 30-Bath Gold Card; в 2002 г. на выборах в Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва обещал развернуть программу по борьбе с голодом. Обещания такого рода выполняют свою политическую задачу лишь в том случае, если те, кто выиграет от подобных инициатив, узнает про них. У политиков нет побудительных стимулов давать подобные обещания электорату, если масса бедных избирателей не имеет доступа к СМИ, или если СМИ не освещают данные обещания, поскольку привлечение бедной аудитории почти не повышает доходы от рекламы. Подобным образом, у политиков куда меньше стимулов придерживаться политического курса в интересах избирателей после выборов, если те не имеют доступа к СМИ. У таких избирателей меньше возможностей оценить происходящее и воздать должное политикам, восприимчивым к их нуждам. Иными словами, у таких избирателей меньше возможностей привлечь политиков к ответственности за избранный курс.

Данная информационно-ориентированная модель влияния доступности СМИ и их содержания на политику разработана Стрембергом (Stromberg, 1999). Эта модель более удобна с эмпирической точки зрения, поскольку получить данные о доступности СМИ проще, чем данные об их содержании. Данные о доступности позволяют легко увязать степень распространения средств массовой информации — например, по данным переписей, — с политическими результатами в определенных географических зонах.

Три аспекта, перечисленные во вводной части главы, безусловно, взаимосвязаны. Граждане, имеющие доступ к СМИ, выигрывают в политическом плане, но это происходит лишь в том случае, если СМИ содержат политически актуальную и полезную информацию или достаточно занимательны, чтобы привлечь аудиторию. Лишь тогда средства массовой информации обеспечивают коллективный отклик, заставляя политиков учитывать нужды людей. Возможно, самый яркий пример объединенного воздействия доступности СМИ и их содержания приводится в работе Рейникка и Свенссона (Reinikka и Svensson 2005)1. Они изучали, как отразилась на населении кампания в угандийских газетах, которые рассказывали о правительственных субсидиях на образование. Люди, для которых газеты были более доступны, так как продавались неподалеку от их дома, не заметили повышения расходов на школьное образование до начала кампании, поскольку релевантная информация в СМИ отсутствовала. Впоследствии правительство развернуло пропагандистскую кампанию, чтобы донести эту информацию до населения. В итоге те, для кого пресса была более доступна, ощутили улучшение финансирования школ, что согласуется с тезисом о позитивном воздействии СМИ. В данном случае имеют место все три составляющих, обеспечивающих соответствующее воздействие СМИ: доступность, релевантное содержание и интерес читателей. Однако речь идет не об изучении «обычного» содержания СМИ. Во-первых, данное исследование оценивает в первую очередь воздействие рекламы, а не журналистского содержания. Во-вторых, в роли рекламодателя выступает правительство, которое осуществляет преобразования, реализуя политическую стратегию. Политическое воздействие обычных материалов, написанных журналистами и не столь тесно связанных с вопросами, важными для правительства, может быть совсем иным.
Как доступность СМИ влияет на политику

В ряде исследований предпринимались попытки оценить политическое воздействие регулярного потока информации, который обеспечивают СМИ. Ставился вопрос о том, зависят ли результаты политики от степени распространения (доступности) СМИ. Содержание СМИ при этом принималось как данность. Первый пример такого типа исследований — работы Стремберга (Stromberg 1999, 2004b), который обнаружил, что в 1930-е гг. округа США, где было широко распространено радио, получали больше пособий по безработице. Условия для выявления воздействия СМИ были достаточно благоприятными. Появление радио в 1930-е гг. сделало информацию гораздо более доступной для населения, в особенности в сельской местности, где ежедневные газеты были в дефиците. Радиостанции подробно рассказывали об актуальных политических событиях в стране и в штате. Так, Франклин Рузвельт, будучи губернатором Нью-Йорка, регулярно выступал с радиообращениями, а позднее, став президентом, вел по радио знаменитые «Беседы у камина», излагая свои взгляды на острые внутренние и внешние проблемы и предлагая пути их разрешения. Среди прочего он анализировал банковский кризис в начале 1930-х гг., безработицу, систему мероприятий в рамках «Нового курса» и наступление засух. Фермеры в сельской местности регулярно слушали новости, поскольку их интересовал прогноз погоды и цены на урожай. При этом в ряде программ политические новости были объединены с прогнозом погоды и обзорами рынка. Так, популярная программа для сельского населения «Национальная ферма и домашний час» («National Farm and Home Hour») сочетала политические новости, актуальные для фермеров, — например, развертывание соответствующих правительственных программ, — с репортажами об урожае и ценах, беседами об агротехнике, а также включала музыку и развлекательные передачи (см. Brunner, 1935).

В модели Стремберга (Stromberg, 2004b) более информированные избиратели получают политические преимущества, поскольку имеют возможность привлекать политиков к ответственности. Информированные избиратели знают, кому воздать должное за финансовую помощь, и переизбирают лишь тех, кто оказывает им соответствующую поддержку. Политики удовлетворяют требования избирателей, рассчитывая на переизбрание. Они понимают, что, идя навстречу требованиям избирателей, они получат поддержку в первую очередь в тех регионах, где люди лучше информированы. При этом они могут воздействовать всего на три группы избирателей: на тех, кто нуждается в помощи, на тех, кто осведомлен, что данный политик отвечает за оказанную помощь, и на тех, кто не имеет прочной идеологической привязки и может изменить мнение при голосовании, узнав об оказанной помощи. Поэтому расходы на оказание помощи повышаются при взаимодействии этих характеристик. Расходы на помощь в округе можно описать с помощью следующей формулы:

Помощь на душу населения = константа — доля голосующих — доля информированных — доля нуждающихся в помощи — доля колеблющихся избирателей.

Распространение радио непосредственно влияет на ситуацию, поскольку оно повышает долю голосующих. Приведенное выше равенство означает, что расходы на помощь растут при распространении радио. Кроме того, оно означает, что в тех зонах, где проинформировано больше людей, помощь должна в большей степени отвечать их нуждам. Прологарифмировав данное равенство, Стремберг анализирует полученную линейную функцию. Позднее Бизли и Берджесс (Besley and Burgess, 2002) проверили его на позитивный эффект взаимодействия.

Эмпирическим путем Стремберг обнаружил, что в регионах, где у многих есть радиоприемники, выплачивается больше пособий по безработице. Этот эффект особенно заметен в сельской местности. При этом больше средств тратится в тех регионах, где голосует больше людей. Более того, явка избирателей — идет ли речь о президентских или губернаторских выборах — повышается при более широком распространении радио. Откуда мы знаем, что доступность СМИ повышает явку избирателей и расходы на помощь населению? Очевидно, что наличие радиоприемника связано с социально-экономическими факторами, которые тоже могут стимулировать оказание помощи. Дополнительным свидетельством является то, что выплаты пособий по безработице и явка избирателей всегда выше в округах, где радиосигналы принимаются хорошо. Найти альтернативное объяснение этому факту достаточно сложно.

В то время как Стремберг уделяет первоочередное внимание вопросу о том, насколько успешно различные группы избирателей привлекают правительственные дотации, Бизли и Берджесса (Besley and Burgess, 2002) интересует конфликт между электоратом и политиками. Используя модель, сходную с моделью Стремберга, они обнаружили, что объем помощи увеличивается среди той части населения, которая голосует, которая проинформирована, которая нуждается в помощи и проживает в регионах, где борьба на выборах является достаточно острой. Опираясь на эмпирические данные, Бизли и Берджесс анализируют взаимосвязь между долей информированных и долей тех, кто нуждается в помощи. Позитивное взаимодействие означает, что расходы на помощь больше отвечают нуждам населения там, где люди лучше информированы. Изучая ситуацию в индийских штатах в 1958-1992 гг., Бизли и Берджесс обнаружили, что государство было более восприимчиво к нуждам населения в штатах с более высокими тиражами газет, и это сказывалось на объемах продовольственной помощи голодающим. При этом весьма важным фактором является издание газет на местных наречиях.

Ситуация в Индии, как и в США, позволяет средствам массовой информации успешно влиять на политику. Пресса в Индии сравнительно свободна и независима и часто освещает события, которые требуют оказания помощи, в частности стихийные бедствия и нехватку продовольствия. При этом такие события волнуют читателей. Помощь населению при стихийных бедствиях в Индии — один из первых примеров влияния прессы на политику правительства. Сен (Sen 1990) отмечает, что в случае голода в Индии:

Активные неподцензурные СМИ могут сыграть весьма важную роль, поднимая правительство и общественность по тревоге при надвигающейся угрозе голода. Репортажи о первых случаях недоедания показывают, что произойдет, если государство не примет решительные меры.

Другие работы обращаются к вопросу о том, ищут ли политики личной выгоды за счет избирателей. Так, Свалерюд и Влахос (Svaleryd and Vlachos, 2005) обнаружили, что в шведских муниципалитетах, где шире распространена местная пресса, общественность менее охотно оказывает финансовую поддержку политическим партиям, которая представляет собой узаконенную форму «политической ренты». Изучая ситуацию в муниципалитетах Бразилии, Ферраз и Финан (Ferraz and Finan, 2005a, 2005b) обнаружили, что при наличии местной радиостанции избиратели более остро реагируют на случаи коррупции в мэрии. Кроме того, выяснилось, что в таких регионах мэры меньше подвержены коррупции, хотя эти оценки не точны и не значимы статистически. Олкен (Olken, 2006) обнаружил, что коррупция при строительстве дорог в деревнях Индонезии не связана с доступностью телевидения. Это не удивительно, поскольку центральные телевизионные станции, которые работают в стране, редко освещают вопросы, актуальные для отдельных деревень. Фактически Олкен показывает, что телевидение скорее повышает коррупцию на местах, поскольку делает людей более политически пассивными.

Как отмечает Стремберг (Stromberg, 2004b), в 1930-е гг. те округа США, где явка избирателей была выше, получали больше пособий по безработице. Способность средств массовой информации повышать или снижать явку избирателей может изменить политику правительства. Кроме того, СМИ могут повлиять на политической курс, воздействуя на результаты выборов. Такое воздействие может быть двояким: с одной стороны СМИ способны заставить политического деятеля изменить свою позицию, с другой, — повлиять на предпочтения в отношении избираемых кандидатов. В тех регионах, где политики являются твердыми приверженцами определенных идей, связанных, например, с абортами или коррупцией, СМИ могут изменить предпочтения в отношении избираемых кандидатов, а там, где политики занимают не столь однозначную позицию, возможен первый вариант развития событий (Stromberg, 1999).

Описанные исследования анализируют различия в доступности СМИ, принимая их содержание как данность. Однако содержание СМИ, которое определяется объемом политических материалов, также вызывает определенные последствия.
Эффекты активного освещения политики в прессе

Чтобы активно освещать политическую жизнь, СМИ должны быть свободны и независимы. В ряде работ исследуется вопрос о том, как связаны эти характеристики с разумным управлением страной. В основном делается вывод о том, что уровень коррупции, как правило, ниже в странах со свободной прессой (Ahrend, 2002; Brunetti and Weder, 2003), там, где меньше газет, принадлежащих государству (Djankov and others, 2003), и больше зарубежных СМИ (Besley and Prat, 2006). Хотя эти исследования достаточно показательны, на их основании трудно сделать вывод, что свободная и независимая пресса снижает коррупцию. Свобода прессы зависит от действий правительства, а коррумпированное правительство имеет мощные стимулы заглушать голос СМИ. Поэтому корреляция коррупции и структуры СМИ может быть простым следствием совместного определения этих переменных, как показывают Бизли и Прат (Besley and Prat, 2006).

Один из перспективных подходов к выявлению наиболее вероятных каузальных эффектов — изучить вариации в освещении политической жизни в пределах одной страны. Однако даже в пределах одной страны трудно выявить воздействие освещения информации в СМИ на политику, избирателей и политических деятелей. Взаимосвязь освещения информации в прессе, политической осведомленности, действий политиков и результатов политической деятельности сложна. Здесь действует множество сил, которые трудно проконтролировать. К примеру, избиратели лучше знакомы с теми политиками, которые часто фигурируют в прессе. Однако это говорит не только о том, что публикации отражаются на осведомленности, но и о том, что средства массовой информации, как правило, уделяют внимание более известным политикам. Аналогичным образом, федеральные проекты или распределение дотаций неизменно привлекают внимание СМИ. Поэтому если в прессе рассказывается о каком-то регионе, который получил финансовую помощь правительства, вряд ли удастся установить связь между освещением данного региона в СМИ и государственным финансированием.

Снайдер и Стремберг (Snyder and Stromberg, 2006) анализируют воздействие прессы, которая активно освещает политические реалии в США, на выборы в палату представителей Конгресса США. При этом они учитывают тот факт, что объем соответствующих материалов в прессе в значительной степени определяется случайным совпадением медийных рынков и административных округов. Было обнаружено, что в тех регионах, где СМИ уделяют политике Конгресса более пристальное внимание, избиратели лучше информированы, политики исполняют свои обязанности более регулярно и более восприимчивы к интересам избирателей, а на душу населения тратится больше федеральных средств.

Чтобы оценить воздействие СМИ, Снайдер и Стремберг (2006) использовали показатель соответствия или совпадения медийных рынков и избирательных участков. Данный показатель учитывает долю читательской аудитории газеты, которая проживает на определенном избирательном участке. Интуитивно понятно, что объем материалов о конгрессмене для этой доли читательской аудитории должен расти. Проанализировав обширную подборку газет США, Снайдер и Стремберг обнаружили, что дело обстоит именно так. Поскольку в каждом округе продается более одной газеты, они определяют соответствие как средний размер читательской аудитории, взвешенный по тиражу всех газет, которые продаются в округе. Этот показатель выше в сельской местности. Однако если он контролируется, он не так уж тесно связан с переменными, значимыми для осведомленности избирателей, или другими представляющими интерес переменными.

Снайдер и Стремберг (2006) обнаружили, что в регионах с высоким показателем соответствия больше тех, кто способен правильно назвать кандидатов на выборах в конгресс. По оценкам исследователей в регионах, где совпадение равно 1, респондентов, способных правильно назвать участников предвыборной гонки, примерно на 25% больше, чем в регионах, где совпадение равно 0. К таким выводам Снайдер и Стремберг пришли, проанализировав ответы респондентов, которых просили назвать имена кандидатов, участвующих в предвыборной гонке, по данным Центра американских национальных электоральных исследований (American National Election Studies, www.electionstudies.org) за период 1990-1998 гг.

Почему мы должны верить, что эти оценки определяют причинно-следственную связь освещения новостей в прессе и осведомленности избирателей? Такая корреляция возможна, поскольку речь идет о разных избирателях и разных кандидатах в регионах с высоким показателем соответствия. Принимая во внимание проблему с разными кандидатами, Снайдер и Стремберг (2006) вводят для каждой предвыборной кампании фиктивную переменную. Таким образом, исследователи сравнивают лишь тех респондентов, которые живут на одном избирательном участке и отвечают на вопросы об одной и той же паре кандидатов, — однако проводят такие сравнения в разных округах с разными показателями совпадения. Поскольку речь идет о разных избирателях, Снайдер и Стремберг зафиксировали эффекты, связанные с округами, и позволяли брать для сравнения только те изменения показателя совпадения, которые имели место при пересмотре границ избирательных округов в 1990-1992 гг. Полученные оценки сходны для всех условий и статистически значимы во всех случаях. И наконец, Снайдер и Стремберг не обнаружили корреляции между показателями совпадения и общей политической осведомленностью респондентов, в частности способностью назвать имена своих сенаторов.

Кроме того, Снайдер и Стремберг обнаружили свидетельства того, что высокий показатель совпадения заставляет конгрессменов работать усерднее и делает их более восприимчивыми к интересам избирателей. Члены палаты представителей от избирательных участков с высоким уровнем соответствия чаще выступают в качестве свидетелей на слушаниях в постоянных комитетах Конгресса. Они более преданны по отношению к партийному руководству при голосованиях в Конгрессе, возможно потому, что уделяют больше внимания интересам избирателей. И наконец, такие конгрессмены реже участвуют в работе комитетов, не влияющих на целевое финансирование (так называемые «комитеты по политической стратегии»).

Ведет ли такое поведение конгрессменов к тому, что в регионах с высоким показателем совпадения расходуется больше федеральных средств? Чтобы проверить это, Снайдер и Стремберг проанализировали данные «Сводных отчетов по федеральным фондам» правительственного подразделения Бюро переписи населения США (Consolidated Federal Funds Report, U. S. Census Bureau, Governments Division) по годичному распределению федеральных расходов в округах в период 1983-2004 гг. Данные расходы включают субсидии, контракты на закупки, оклады и заработную плату, пенсии и пособия по инвалидности и другие прямые выплаты, кроме ссуд, страховок и выплат по социальному обеспечению.

Суммарная величина изучаемых расходов составляет приблизительно 10% валового внутреннего продукта США.

Снайдер и Стремберг (2006) обнаружили, что округа с более высоким уровнем совпадения получают значительно больше выплат из федеральных фондов. В округах с максимальным показателем совпадения расходуется на 10% больше федеральных средств, чем в округах, где этот показатель минимален. При этом Снайдер и Стремберг стараются тщательно учитывать наблюдаемые различия между округами. Аналогичные результаты они получают, попарно сравнивая соседние округа. И наконец, введение фиксированных эффектов по округам снижает полученный эффект совпадения примерно на 5%, однако он по-прежнему остается статистически значимым. Возможная причина такого снижения состоит в том, что уровень расходов меняется медленно, и Снайдер и Стремберг наблюдали их постепенную коррекцию в результате изменения показателя совпадения в течение изучаемого периода.
Воздействие публикаций, посвященных отдельным личностям

Последний вопрос, который предстоит рассмотреть, касается значимости содержания новостей. Могут ли редакторы, публикуя тот или иной новостной репортаж, повлиять на политику правительства? Отвечая на этот вопрос, Айсенсе и Стремберг (Eisensee and Stromberg, 2007) анализируют, влияет ли на помощь США зарубежным странам в случае стихийных бедствий освещение случившегося в репортажах телевизионных сетей. Хотя принято считать, что подобные репортажи — важный фактор, определяющий политику правительства, убедительных свидетельств этого не представлено (Graber, 1997; Robison, 1999).

Найти убедительные свидетельства непросто, поскольку корреляция освещения стихийных бедствий в выпусках новостей и оказания помощи будет наблюдаться даже при отсутствии причинно-следственной связи. Крупные стихийные бедствия практически всегда освещаются в новостях, а соответствующие политические установки стимулируют оказание помощи наряду со вниманием СМИ. Так, одним из часто приводимых примеров влияния средств массовой информации на внешнюю политику является ввод американских войск в США в Сомали в 1992 г. Принято считать, что по телевизору изо дня в день показывали голодающих детей в Сомали, и это заставило правительство США направить войска в Сомали из гуманитарных соображений. Однако Мермин (Mermin, 1997, p. 388) пишет: «Прежде чем телевидение приняло решение осветить кризис в Сомали, на эту тему высказались влиятельные политики, давая журналистам понять […], что речь идет о важном вопросе американской внешней политики, и тем самым обеспечив этой теме место в новостях». Таким образом, скорее политическая повестка дня стимулирует освещение событий в СМИ, нежели наоборот.

Айсенсе и Стремберг (2007) изучили 5212 стихийных бедствий в разных уголках земного шара в период с 1968 по 2002 г. Ежегодно эти стихийные бедствия уносили 63 000 жизней и наносили ущерб 125 млн человек. Данные по ним собраны в «Базе данных по чрезвычайным ситуациям в связи со стихийными бедствиями» (Emergency Disaster Database) Центра исследования эпидемиологии катастроф (Centre for Research on the Epidemiology of Disasters).

Айсенсе и Стремберг (2007) проверили, как действовал при этих катастрофах Отдел оказания помощи жертвам бедствий за рубежом Агентства международного развития США (U. S. Agency for International Development Office of Foreign Disaster Assistance, OFDA). Помощь оказывалась приблизительно в одном из пяти случаев. Чтобы понять, влияли ли на этот выбор новостные репортажи в СМИ, Айсенсе и Стремберг собрали данные о том, освещалась ли данная катастрофа в выпусках новостей телевизионных сетей США. Они обратились к Архиву программ ТВ новостей Вандербильта (Vanderbilt Television News Archives), где хранятся данные о содержании вечерних выпусков новостей крупнейших сетей телевещания США (ABC, CBS, NBC) и сети кабельного вещания CNN c 1968 г. Когда соответствующие события освещались в новостях, вероятность оказания помощи была значительно (примерно на 30%) выше, чем в иных случаях. Отчасти это объясняется тем, что большинство серьезных катастроф освещается в новостях и одновременно побуждает протянуть их жертвам руку помощи.

Чтобы проверить, влияет ли освещение новостей на политику, Айсенсе и Стремберг (2007) решили учесть тот факт, что репортажи о катастрофах могут вытесняться иными важными материалами. К примеру, едва ли катастрофы, которые случаются во время проведения Олимпийских игр, менее серьезны или важны в политическом плане, чем другие бедствия. Однако сообщение о катастрофе в новостях может быть вытеснено рассказом об Олимпийских играх. Если это так, то бедствия во время Олимпийских игр, не отличаясь от бедствий в другие периоды, привлекают меньше внимания. Если новостные репортажи влияют на политику, значит жертвы катастроф, которые происходят во время Олимпийских игр, получат меньше помощи.

Именно это обнаружили Айсенсе и Стремберг (2007). Корреляция между проведением Олимпийских игр и суровостью стихийных бедствий отсутствует, однако стихийным бедствиям в период Олимпийских игр уделяется меньше внимания в СМИ, и получение помощи от OFDA в этом случае менее вероятно. Поскольку сети телевещания освещают Олимпийские игры самым подробным образом, вытеснение репортажей о стихийных бедствиях вполне понятно. В исследуемый период было проведено восемнадцать Олимпийских игр, начиная с летних игр 1968 г. в Мехико и заканчивая зимними играми 2002 г. в Солт-Лейк-Сити. За этот же период появилось 2443 новостных репортажа, заголовки которых содержали слово «олимпийский»,

Аналогичные результаты Айсенсе и Стремберг (2007) получили, используя другой, более общий критерий количества доступного новостного материала. Они называют этот критерий «давлением новостей». Он определяется медианным числом минут, которое занимают в телевизионных новостях три главных новостных сегмента в течение дня. В случае важных событий соответствующий репортаж обычно передается одним из первых в выпуске новостей, и ему уделяется больше времени. Так, 3 октября 1995 г. суд присяжных пришел к выводу, что О. Дж. Симпсон, которого обвиняли в двух убийствах, невиновен. В тот вечер ABC, CBS и NBC посвятили все три новостных сегмента этой истории. Первые три новостных сегмента заняли в среднем 16 минут 30 секунд — самое высокое значение за год. Вердикт, вынесенный Симпсону, вытеснил все остальные новости. Телерадиовещательная компания NBC посвятила ей выпуск новостей целиком, телерадиокомпания CBS включила в выпуск репортаж еще на одну тему, а вещательная корпорация ABC затронула еще четыре темы. Этот говорит о том, что время, которое выделяется на три главных новостных сегмента, — хороший показатель того, сколько важного материала имеется в наличии в тот или иной день. Применительно к новостному вещанию Айсенсе и Стремберг использовали медианное значение вместо среднего арифметического, чтобы снизить погрешность измерений продолжительности новостных сегментов.

Айсенсе и Стремберг (2007) доказывают, что влияние новостей — единственное правдоподобное объяснение негативной корреляции между помощью в случае катастроф и наличием иного интересного материала. Это предположение позволяет оценить влияние новостей на оказание помощи методом инструментальных переменных. Воздействие новостей на помощь в случае катастроф значительно.

Освещение в выпусках новостей сказывается на предпочтении определенных типов бедствий и регионов при оказании помощи. Чтобы информация о засухе попала в новостной телерепортаж, ущерб от нее должен в 2395 превышать ущерб от извержения вулкана (табл. 1) при прочих равных обстоятельствах (страна, год, месяц и численность населения в зоне бедствия). Это означает, что освещение в СМИ заставляет США помогать жертвам извержений вулканов и землетрясений в ущерб жертвам засухи. Подобным образом, чтобы бедствие в Африке удостоилось внимания СМИ, там должно погибнуть в 45 больше людей, чем при бедствии в Европе. Таким образом, освещение в СМИ склоняет США помогать в первую очередь жертвам бедствий в Европе, а не в Африке. Возможно, свою роль при этом играет сходство США и Европы, которое повышает вероятность оказания помощи Европе и без участия средств массовой информации. Однако неадекватное освещение информации в СМИ усугубляет эту тенденцию.

Таблица 1. Событийная ценность катастроф

Коэффициент потерь, который делает освещение в СМИ равновероятным

Вид бедствия

Континент

Извержение вулкана

1

Европа

1

Землетрясение

2

Южная и Центральная Америка

3

Пожар

12

Азия

43

Ураган

280

Африка

45

Наводнение

674

Тихоокеанский регион

91

Оползень

882

Эпидемия

1 696

Засуха

2 395

Волна холода

3 150

Нехватка продовольствия

38 920

Источник: Eisensee and Stromberg 2007
Выводы и комментарии

Мы рассмотрели три вопроса: как различия в доступности СМИ для разных групп влияют на политику, как объем политических публикаций в СМИ влияет на политический курс, и как отражаются на политике различия в содержании новостей.

Первый вопрос изучен наиболее тщательно. Итоговый вывод состоит в том, что доступность средств массовой информации помогает людям более полно воспользоваться преимуществами различных правительственных программ. Такой эффект обнаружился в отношении самых разных правительственных программ — выплаты пособий по безработице в США, поставок продовольствия и помощи жертвам бедствий в Индии и расходов на образование в Уганде. Такие результаты подтверждают, что степень доступности СМИ сказывается на выгодах, которые люди извлекают из того или иного политического курса. К примеру, бедняки используют СМИ менее активно и в итоге получают меньше выгод от программ государственного финансирования. Полученные результаты говорят и о том, что, повышая доступность СМИ в этой группе, можно снизить остроту данной проблемы. Однако влияние СМИ проявляется лишь при определенных условиях. Доступность средств массовой информации для бедняков может практически не отразиться на политике, если СМИ не освещают вопросы, актуальные для бедных слоев, или если представленная информация не вызывает у них интереса. Последнее говорит о том, как важна подача новостей. К примеру, в 1930-е гг. политические новости, актуальные для американских фермеров, объединялись с прогнозами погоды и обзорами рынка.

Что касается второго вопроса, пресса, которая активно отражает политические реалии, судя по всему, повышает подотчетность перед электоратом. Снайдер и Стремберг (2006) обнаружили, что когда СМИ активно освещают работу палаты представителей Конгресса США, осведомленность избирателей растет, а конгрессмены становятся более восприимчивыми к интересам избирателей, что приносит несомненную пользу последним. Действуют ли эти закономерности в других условиях или других странах? Вероятность этого достаточно высока, поскольку было обнаружено, что СМИ влияют на политику в таких странах, как Индия и Уганда. Однако степень такого воздействия различна в зависимости от политической обстановки.

Результаты исследования Снайдера и Стремберга (2006) говорят о том, что несовпадение медийных рынков и административно-территориальных единиц снижает политическую подотчетность. Так, наличие главным образом международных СМИ, зрители которых по большей части проживают за рубежом, может сказаться на подотчетности негативно. Аналогичным образом, телевидение, которое становится основным средством массовой информации во многих странах, может снизить политическую подотчетность в местном масштабе, — маркетинговая территория телевидения обычно весьма обширна — размерами она превосходит даже рынки сбыта газет, — что объясняется особенностями технологии2. Существуют и иные нестыковки. К примеру, множество важных политических решений в Европе принимается на уровне Евросоюза, однако медийные рынки по большей части ограничены территорией отдельных стран, а значит политические реалии освещаются в основном в национальном масштабе. На практике органам, регулирующим деятельность СМИ, можно порекомендовать учитывать, как слияние СМИ отражается на совпадении медийных рынков и административных округов.

Что касается последнего вопроса, содержание СМИ, по-видимому, действительно влияет на политику. Приведенные выше данные говорят о том, что освещение катастроф в выпусках новостей сетей телевещания отражается на оказании помощи правительством США. При этом Айсенсе и Стремберг (2007) обнаружили, что порой СМИ ставят внешнюю политику США в зависимость от таких событий, как суд над О. Дж. Симпсоном, и заставляют правительство откликаться прежде всего на более впечатляющие события, что вызывает несомненное беспокойство.

Справедливы ли эти выводы в отношении иных направлений политической деятельности? Судя по всему, механизмы влияния СМИ — информация, установление повестки дня и управление общественным вниманием — равным образом важны и для других направлений. СМИ, способные привлечь внимание к тем или иным стихийным бедствиям, могут аналогичным образом пробудить интерес к проблемам, связанным, к примеру, со здравоохранением или образованием (см. Cook and others 1983). Тот факт, что доступность СМИ, в частности доступность радио, отражалась на выплатах пособий по безработице в США в 1930-е гг., свидетельствует о влиянии средств массовой информации на другие сферы политической деятельности. Судя по всему, при этом играет свою роль не только доступность потока информации, но и освещение событий, — регионы, где о пособиях по безработице меньше рассказывали по радио, получали меньше пособий.

Если содержание СМИ влияет на политику, это может усугубить политически невыгодное положение бедных слоев населения. Вопросы, актуальные для бедной части населения, порой освещаются средствами массовой информации более поверхностно, поскольку платежеспособность бедняков невелика и они менее привлекательны для рекламодателей, главного источника дохода СМИ. Иными словами, различные аспекты тенденциозности СМИ могут влиять на политику, утверждает Стремберг (2004a).

Хотя в литературе сделан ряд важных выводов, и наши представления расширяются, в наших знаниях остаются значительные пробелы. Влияет ли предвзятость новостей на политику? Отражаются ли местные политические реалии на объеме материалов, которые СМИ посвящают, скажем, программам социального обеспечения и налогам на собственность? Имеющиеся в наличии исследования эффектов тенденциозности СМИ анализируют влияние данного фактора на предпочтения и поведение избирателей (DellaVigna and Kaplan 2007). Следующий шаг — изучение политических последствий — еще впереди.
Примечания

1. Франкен, Минтен и Свиннен (Francken, Minten, and Swinnen, 2005) провели аналогичный анализ на Мадагаскаре.

2. Генцкоу (Gentzkow, 2006) обнаружил, что распространение телевидения в Америке вытеснило газеты, и это снизило явку избирателей на выборы в Конгресс; Джордж и Вальдфогель (George and Waldfogel, 2006) обнаружили аналогичные эффекты — вытеснение местных газет центральной снизило явку избирателей на выборы в местные органы власти. Однако связь повышения явки избирателей с ответственностью остается неясной.
Библиография

Ahrend, Rudiger. 2002. «Press Freedom, Human Capital, and Corruption». Working Paper No. 2002-11, DELTA (Ecole normale superieure). Paris.

Besley, Timothy, and Robin Burgess. 2002. «The Political Economy of Government Responsiveness: Theory and Evidence from India». Quarterly Journal of Economics 117 (4): 1415-51.

Besley, Timothy, and Andrea Prat. 2006. «Handcuffs for the Grabbing Hand? Media Capture and Government Accountability». The American Economic Review 96 (3): 720-36.

Brunetti, Amyo, and Beatrice Weder. 2003. «A Free Press Is Bad News for Corruption». Journal of Public Economics 87 (7-8): 1801-24.

Brunner, Edmund deS. 1935. A Symposium on the Relation of Radio to Rural Life. New York: The Radio Institute of the Audible Arts.

Cook, Fay Lomax, Tom R. Tyler, Edward G. Goetz, Margaret T. Gordon, David Protess, Donna R. Leff, and Harvey L. Molotch. 1983. «Media and Agenda Setting: Effects on the Public, Interest Group Leaders, Policy Makers, and Policy». Public Opinion Quarterly 47 (1): 16-35.

DellaVigna, Stefano, and Ethan Kaplan. 2007. «The Fox News Effect: Media Bias and Voting». Quarterly Journal of Economics 122 (3): 1187-1234.

Djankov, Simeon, Caralee McLiesh, Tatiana Nenova, and Andrei Shleifer. 2003. «Who Owns the Media?» Journal of Law Economics 46 (2): 341-83.

Eisensee, Thomas, and David Stromberg. 2007. «News Floods, News Droughts, and U. S. Disaster Relief». Quarterly Journal of Economics 122 (2): 693728.

Ferraz, Claudio, and Frederico Finan. 2005a. «Reelection Incentives and Political Corruption: Evidence from Brazilian Audit Reports».Unpublished paper. University of California at Berkeley.

Ferraz, Claudio, and Frederico Finan. 2005b. «Exposing Corrupt Politicians: The Effect of Brazil’s Publicly

Released Audits on Electoral Outcomes». Unpublished paper. University of California at Berkeley.

Francken, Nathalie, Bart Minten, and Johan F. M. Swinnen. 2005. «The Impact of Media and Monitoring on Corruption in Decentralized Public Programs: Evidence from Madagascar». Unpublished paper. Katholieke Univeriteit Leuven.

George, Lisa M., and Joel Waldfogel. 2006. «The New York Times and the Market for Local Newspapers». The American Economic Review 96 (1): 435-47.

Gentzkow, Matthew. 2006. «Television and Voter Turnout». Quarterly Journal of Economics 121 (3): 931-72.

Graber, Doris A. 1997. Mass Media and American Politics. Fifth Edition. Washington, DC: CQ Press.

McCombs, M., and D. Shaw. 1972. «The Agenda-Setting Function of Mass Media». Public Opinion Quarterly 36 (2): 176-87.

Mermin, Jonathan. 1997. «Television News and American Intervention in Somalia: The Myth of a Media-Driven Foreign Policy». Political Science Quarterly 112 (3): 385-403.

Olken, Benjamin A. 2006. «Do Television and Radio Destroy Social Capital? Evidence from Indonesian Villages» Working Paper No. W12561. National Bureau of Economic Research, Cambridge, MA.

Reinikka, Ritva, and Jakob Svensson. 2005. «Fighting Corruption to Improve Schooling: Evidence from a Newspaper Campaign in Uganda». Journal of the European Economic Association 3 (2-3): 259-67

Robinson, Piers. 1999. «The CNN Effect: Can the News Media Drive Foreign Policy?» Review of International Studies 25 (2): 301-09.

Sen, Amartya. 1990. «Public Action to Remedy Hunger». Arturo Tanco Memorial Lecture, August 2, 1990. London, http: www.thp.org/reports/sen/sen890. htm.

Snyder, James M., Jr., and David Stromberg. 2006. «Media Effects on Politics». Unpublished manuscript, Massachusetts Institute of Technology, Cambridge, MA.

Stromberg, David. 1999. «The Politics of Public Spending». Ph. D. dissertation, Princeton University.

Stromberg, David. 2004a. «Mass Media Competition, Political Competition, and Public Policy». Review of Economic Studies 71 (1): 265-84.

Stromberg, David. 2004b. «Radio’s Impact on Public Spending». Quarterly Journal of Economics 119 (1): 189-221.

Svaleryd, Helena, and Jonas Vlachos. 2005. «Political Rents in a Non-Corrupt Democracy». Unpublished manuscript, Stockholm University. U. S. Census Bureau. Consolidated Federal Funds Report. Government’s Division.

Похожие новости: