* Всего материалов на сайте:3,165

О том как политические бренды и символы превращаются в торговые марки

07.04.11

О том как политические бренды и символы превращаются в торговые маркиКак политические символы превращаются в торговые марки? В цивилизованном мире регистрация политических брендов является обязательной по умолчанию: политтехнологи и их клиенты заботливо охраняют свою интеллектуальную собственность. Другое дело символы великих революций, которые рыночные операторы взяли на вооружение уже давно. Причем совершенно безвозмездно.

Виктор Ющенко — заботливый отец. Его стараниями права на всю символику «оранжевой» революции вскоре после ее победы были переданы юному Андрею Викторовичу Ющенко. Якобы именно доходы от коммерческой эксплуатации революционной атрибутики позволяют сыну украинского президента разъезжать по Киеву на эксклюзивной модели BMW и общаться с родителями при помощи платинового Vertu.

Обычно политические лозунги вроде «Голосуй сердцем», оставшегося в наследство от ельцинской кампании 1996 года, или Let America be America again («Позволь Америке снова стать Америкой»), под которым Джон Кэрри проиграл президентские выборы Джорджу Бушу, не остаются в сознании масс надолго. Продавая памятные значки с такими надписями в местах скопления туристов, много не заработаешь.

Зато память об «оранжевой» революции, как оказалось, несет в себе огромный коммерческий потенциал. По зрелищности ни грузинская «революция роз», ни киргизская «революция тюльпанов» не смогут сравниться с великим стоянием на Майдане Незалежности. Тюльпаны и розы давно завяли, а вот оранжевым футболкам с надписью «Злодiям хрен!» — правда, «пиратским» — конкуренцию среди сувениров на киевских развалах могут составить лишь искусственные косы «под Тимошенко».

Исторические спекуляции

Чтобы превратить политический бренд в торговую марку, требуются отчаянная смелость и чувство социальной конъюнктуры. Ведь использовать позитивные исторические воспоминания почти невозможно — в памяти потомков остаются по большей части кровавые путчи, тоталитарные режимы и властолюбивые диктаторы. Отношение к ним в современном обществе непостоянно, и закономерности его изменений никому не ведомы. Британский принц Гарри, выбрав в качестве карнавального костюма нацистскую форму, нарвался на небывалый скандал. Общественное мнение Англии объявило ему бойкот, королевской семье пришлось извиниться за юного недотепу и «сослать» его в военное училище.

Зато советская символика, которая еще недавно воспринималась жителями стран Запада ничуть не лучше, чем свастика, и навевала лишь мрачные ассоциации с архипелагом ГУЛАГ и ядерными боеголовками, неожиданно пошла «на ура». В прошлом сезоне пол-Москвы носили красные кроссовки с надписью «СССР» и футболки с серпом и молотом. Причем соотечественники начали ностальгировать по социалистическому прошлому лишь после того, как его атрибутикой увлекся Запад.

В 2001 году молодой российский дизайнер Денис Симачев представил в Париже коллекцию «СССР»: на олимпийки был нашит советский герб, на штаны — лампасы, а на футболках гордо красовалось название государства, прекратившего за десять лет до этого свое существование. Идея дизайнера получила народное признание: произведения Симачева вскоре были растиражированы сотнями пошивочных мастерских и бойко продавались сначала в европейских сувенирных лавках, а затем и в престижных магазинах. Впрочем, Симачев не особенно настаивал на своих авторских правах, и большинство продавцов даже не подозревали, кому они обязаны появлением ходового товара.

Французская компания Miss China подошла к торговле историческим наследием куда более серьезно. Только на ее сайте можно приобрести точную копию френча Мао Цзедуна. Подробное описание товара убеждает потенциального покупателя, что это не просто куртка, сшитая по выкройке, сделанной для китайского вождя, а культурный артефакт, полный сакральных символов. Например, пять пуговиц обозначают основные ветви власти КНР: административную, исполнительную, законодательную, судебную и контрольную. Четыре кармана — конфуцианские добродетели: вежливость, верность, честность и целомудрие. А три пуговицы на рукаве — три народных принципа: национализм, демократия и социализм.

Кроме предметов гардероба, которые дают возможность продемонстрировать неординарные политические симпатии их обладателя, большой популярностью пользуются «политизированные»

Похожие новости: